понедельник, 16 апреля 2012 г.

«Что такое обломовщина?», Н.А. Добролюбов

Давно хотелось перечитать эту тонкую брошюру, которая пылилась на книжной полке ещё со школьных времён. Так сложилось, что роман «Обломов» И.А. Гончарова никогда не вызывал во мне какого-либо желания сопоставлять себя с Обломовым, и, дабы устыдившись, взглянувши на себя со стороны, начать жизнь правильную, а не лежебочную. Наверное, так сложилось потому, что действие романа происходило в позапрошлом веке, да и жизнь в родовом имении ну никак не монтируется в современную жизнь, и ассоциаций никаких не вызывает.

Однако, то тут то там читаешь восторженные отзывы, что мол какого-то там обалдуя из «неизвестно-откуда», прочитавшего этот роман, вдруг начало так «колбасить», что он как зомби, замативированный на успех, начинает чего-нибудь ваять, усердно учиться, становиться доктором наук, успешным бизнесменом, ну или, на худой конец, знаменитым писателем. Ну а вот меня как-то ну не «колбасит» и все тут. Дабы не закомплексовать окончательно по поводу своей ущербности от неспособности понять суть романа, и обратился я к умному г-ну Добролюбову, чтобы растолковал он мне, «Что [же] такое обломовщина».          

Во времена Гончарова, появление новых романов ждали с таким вожделением, как сейчас ждут выходов новых телесериалов, ни или новых версий ipadов. Но когда вышла первая часть романа, публика явно заскучала, ведь главный герой как лежал на диване в её начале, так и продолжал лежать до её конца. Особого экшена здесь не было, но Гончаров подметил в ней «необычайно тонкий и глубокий психологический анализ» и значительная часть его брошюры посвящена тому, как, по мнению автора, взращивался этот обломовский инфантилизм.

Гончаров также подметил чрезвычайную схожесть между Обломовым и Печориным, Онегиным, Рудиным, Базальтовым и другими «героями того времени». Но мне бы хотелось подметить другую параллель между тем, как Гончаров определяет Обломова в том или ином индивиде по тому, что он говорит и как отвечает на вопросы, с определением Стивеном Кови является та или иная личность проактивной в его книге «7 навыков высокоэффективных людей». Схожесть очевидна, как и то, что нравственные искания человека начались ещё задолго до Ветхого завета.  

Забавно ещё и то, что самым прогрессивным героем, по мнению Гончарова, оказался даже не Штольц, а Наталья, которая изначально повелась на Обломова (как же, он же барин!). В одном из диалогов Штольца с Натальей он прокололся, и стал использовать те же клише, что и все в Обломовке – «надо принять жизнь, как стихийное бедствие», «смиренно склонить голову» и т.д., так что, не ровен час, пошлёт она и Штольца «лесом», и станет тогда самой прогрессивной и независимой … и одинокой …

Несмотря на то, что полки магазинов просто ломятся от литературы по «self-help» тематике, время от времени возникает острые позывы окунуться в первоисточники (хотя, слово «первоисточники» по отношению к «Что такое обломовщина?», возможно, не совсем уместно). Да, в первоисточниках очень сложный язык, непонятные исторические аллегории и примеры, да и, в конце концов, они просто очень объёмные, но, как говаривал Норбеков, если чья-то исходная мысль переработана и высказана другим человеком, то это, порой, всё равно, что свежее кремовое пирожное отправить в рот какого-нибудь эксперта, и, которое, пройдя через пищевод, благополучно выходит через прямую кишку в виде …

Комментариев нет:

Отправить комментарий